Отсутствие скотобойни и торговля непроверенными мясопродуктами

Отсутствие скотобойни и торговля непроверенными мясопродуктами

Уже почти второй год, как в Грузии действует технический регламент по продаже маркировочного мяса. Однако, в Ниноцминдском муниципалитете оно продаётся без маркировки и даже на улицах, без соблюдения каких-либо правил хранения и норм гигиены.

Технический регламент по обязательной маркировке – один из главных шагов к безопасности мяса и мясопродуктов. Согласно новому регламенту, кроме формы №2 (ветеринарная справка) и печати ветеринара, мясо и мясопродукты до размещения на лавках магазина должны иметь соответствующую маркировку.

Маркировка означает, что на упаковке каждого куска мяса и мясопродукта должна быть нанесена следующая информация: номер распознания бойни, где забили животное, номер бирки на ушах скота, личный номер владельца, государство, дата забоя и срок годности.

В Ниноцминдском муниципалитете из пяти торговцев мясом четверо не знали о правилах продажи мяса. С радио НОР они согласились говорить только с условием, что их имена не будем называть.

Уличное торговля мясом в городе Ниноцминда

Что касается о регламенте маркировки 4-ро продавцов из 5-ти торговых точек мяса, которые действуют в городе Ниноцминда, не знали об обязательной маркировке продаваемого мяса.

«Я не слышал о таком законе. Мы ищем, смотрим, если скот здоровый, хороший, покупаем», – говорит один из продавцов.

«Пускай хозяева скота дадут соответствующую документацию. Я 20 лет занимаюсь этим делом и уже различаю скот больной или нет», – говорит другой мясник.

Из всех опрошенных торговцев только Андраник Бабоян знал о правилах маркировки мяса, однако, как отмечает продавец, в условиях отсутствия скотобойни эти правила соблюдать невозможно.

“Для того, чтобы отвезти скот на бойню в Ахалцихе мне необходимо днями закрывать свой магазин, что невыгодно. Если я буду так работать, соответственно возрастет цена на мясо, а это невыгодно ни жителям, ни мне. По-моему, в первую очередь нужно запретить уличную торговлю мясом. Что только не продают”.

По словам Андраника Бабояна, получается, что рискованно покупать мясо на улице, где оно продаётся без всякого контроля, в неподобающих условиях. Но реально небезопасно то мясо, которое лежит на лавках магазинов. В этом случае качество опять же зависит от опыта мясника. Никакого этикета или маркировки на нём нет.

Андраник думает, что хорошо остерегать потребителя от риска заболевания мясопродуктами, но для этого нужен не только закон, а соответствующие условия для реализации. В данном случае, хотя бы одна скотобойня в муниципалитете дала бы возможность и фермерам и мясникам соблюдать закон.

Торговля мясом на тротуарах города Ниноцминда

Второй и не менее проблематичный вопрос – информирование фермеров о новых регуляциях. Директор Бизнес-центра Ахалкалаки считает, что об этом должно позаботиться само государство, хотя есть и другая сторона этой проблемы – фермеры, которые не хотят принять новшества.

“Информировать должно государство, НПО, представители Министерства и ветеринарные службы. С одной стороны государство неэффективно работает по этому направлению, с другой стороны наши фермеры тоже должны понять, что все идет к стандартизации и всё меняется. Кто заинтересован, тот найдёт информацию. К сожалению, наши производители если что-то узнают, никогда не проявят интерес, потому что не хотят меняться”, – говорит Махаре Мацукатов.

Открывать бойню может каждый желающий, однако почему-то в Джавахетии, в регионе, где большинство населения занимается скотоводством, никто не проявил интереса к этому делу. Это может быть связано с высокими стандартами, которые должны соблюдать на объекте и с немалыми финансами для вложения в дело.

Директор Бизнес-центра Ахалкалаки Махаре Мацукатов считает, что необходимо открыть скотобойню в Ниноцминде, которая должна ориентироваться не только на местный рынок, а также участвовать в разных программах.

«Я к сожалению не знаю, почему прекратила деятельность Ахалкалакская скотобойня, но в Аспиндзе, например, очень хорошо работает. Наши хотят, чтобы за них кто-то делал, не хотят развиваться. Для прибыли надо тратить много времени и усилий, а наши хотят сразу получить прибыль».

На Аспиндзской бойне работы много. Владельцы сотрудничают со многим донорскими организациями, получают дотации, оборудования, гранты, участвуют во многих тренингах для сотрудников.

“Мы уже 10 лет как открыли скотобойню и с каждым годом развиваем нашу продукцию, реализуем в Тбилиси и Ахалцихе. Что касается Ниноцминды, оттуда к нам никто не обращался, и мы тоже там не имеем клиентов для поставки мясопродуктов”, – говорит заместитель директора Аспиндзской скотобойни Тристан Зичелашвили.

Маркировка проводится на бойнях. Так как её нет в Джавахетии, даже те, кто знает о надобности этой процедуры, не следуют закону из-за проблем перевоза скота и связанными с этим затратами. Продавцы мяса сами едут в сёла, выбирают скот, сами забивают и продают, без ветеринарной проверки и без маркировки. А такие фермеры как Вахтанг Стамболцян вынуждены продавать скот живым весом, или же сами его забивают.

Представитель департамента продовольствия Национального агентства безопасности продуктов в Самцхе-Джавахетском регионе Лия Бекаури говорит, что нельзя продавать мясо так, как оно продаётся в Ниноцминде.

“Они нарушают закон. А контроль за уличную торговлю должен вести местный муниципалитет. Любое животное, которое предназначено для реализации, должны забивать в бойне. Бойня обязательно должна работать. У нас в Грузии нет региона, где бы не было бойни. Они все частные. В настоящее время действует 91 бойня. Может все мясники объединятся и откроют примитивную маленькую скотобойню”, – говорит Лия Бекаури. Национальное агентство безопасности продуктов не контролирует уличную торговлю.

Рынок города Ниноцминда

А в Ниноцминде, вопреки закону, который запрещает продавать продукцию на улице, даже мясо можно купить во многих местах. Это обусловлено и тем, что в городе нет рынка. Начальник инфраструктурной службы мэрии Ниноцминдского муниципалитета Рубен Казарян говорит, что проект уже готов, но рынка еще два года может не быть.

“Строительство будет стоить около 200 000 лари. Строительство планировано начать в 2019 году и в зависимости от финансов, может продлиться два года. Целью создания нового рынка является запрет уличной торговли в городе Ниноцминда. По проекту предусмотрено построить два павильона. Один для сельскохозяйственной продукции, а второй – продуктовый. Больше уличной торговли не будет, продавцы будут торговать в закрытом помещении, где будут соблюдены все санитарные условия”.

Потребителю в Ниноцминде остаётся надеяться на совесть продавца, а продавцы, так как община маленькая, стараются не терять доверия покупателя. Кроме того, в беседе с простыми потребителями выяснилось, что они не хотят каких-либо изменений, которые повлекут за собой повышение цен.

Уличная торговля ” Продавцы и покупатели”

Потребитель в Ниноцминде постоянно надеется на совесть продавца, а продавцы, так как общество маленькое, стараются не терять доверия у своего хоть одного покупателя. Кроме того в беседе с простыми потребителями выяснилось, что они не хотят каких-либо изменений, которые повлекут за собой повышение цен.

“Пока что никаких инцидентов не было. Мы очень долго варим мясо, до тех пор пока мясо не отделится от кости. У меня внуки, поэтому мы всегда осторожно относимся к этому. Разницы нет мы покупаем в магазине или же на улице, во многих магазинах продают такое мясо, что невозможно использовать в пище”, – говорит Пайлак Еприкян.

По закону Грузии, штраф за реализацию мяса без ветеринарного надзора на первый раз составляет 1000 лари. Плановая проверка мяса и мясопродуктов со стороны контролирующих органов должна проводиться 6 раз в год. В Ниноцминде и этот закон пока не работает.