Каха Гоголашвили: России не выгодно отменять визы для Грузии

04.01.2017 11 | Автор: Ararat Tttyan

Конец 2015 года ознаменовался для Грузии целым рядом интересных событий – как важного внешнеполитического характера, так, может быть менее важного, но, вместе с тем, знакового внутриполитического. О неожиданной смене премьер-министра, визалиберализации с ЕС, причинах внезапного упрощения визового режима с Россией и влиянии российско-турецкого политического кризиса на Грузию и весь Южный Кавказ, СОВА побеседовала с политологом Кахой Гоголашвили.

— Отставка Ираклия Гарибашвили – довольно неожиданный шаг. Почему это было сделано именно сейчас и имеет ли отношение к парламентским выборам, которые состоятся в Грузии менее чем через год?

— В том-то и самая большая проблема, что трудно угадать, почему этот шаг был сделан именно сейчас. Не потому, что премьер-министр был незаменимым и т.д, конечно же, нет, но не было никакой предыстории. Не было ни критики, ни разговоров, никто внутри партии власти не требовал его отставки. Это было как гром среди ясного неба, что еще раз доказывает: Грузия не сформировалась как демократическое государство. В демократическом государстве такие процессы должны проходить более открыто. Если есть какие-то противоречия между парламентом и премьер-министром или кабинетом, если существуют какие-то новые идеи, которые надо осуществлять уже при помощи новых людей, то об этом должны быть разговоры, это должно быть транспарентно. Все это похоже больше на какую-то очень скрытую кулуарную деятельность какого-то ограниченного круга лиц. При этом, вполне возможно, что это была запланированная акция, причем запланирована она была довольно давно. Это доказывает то, что никакого специального момента избрано не было. Скорее всего, была договоренность, что к концу 2015 года правящая партия заменит премьера и обновит кабинет. И, скорее всего, это действительно связано с планированием выборов 2016 года.

— Могут все эти маневры быть предпосылкой к возвращению в большую политику Бидзины Иванишвили?

— Трудно сказать является ли это предпосылкой, но в Грузии есть только один человек, который умеет планировать на такой долгий срок. Это Бидзина Иванишвили. Во всяком случае, это решение принял он. Может быть, посоветовавшись с некоторыми представителями «Грузинской мечты». Однако инициатором был, конечно же, он. Кстати, возможно, отставка премьера на какое-то время отвлечет население и СМИ от скандала, который разгорается вокруг представителей «Грузинской мечты» в связи с попытками воздействовать на комиссию по помилованию. И то, что премьер ушел именно сейчас, может быть именно желанием перенести внимание общественности. Но все равно, думаю, без заранее запланированной схемы этого бы не случилось. У Иванишвили все его дела построены на долгосрочном планировании и любое отклонение от заранее оговоренного курса может буквально «убить» его психологически. Так что смена кабинета и премьера была предрешена. И, возможно, этот шаг на время даст некий толчок росту рейтинга «Грузинской мечты». У нас в стране население всегда дает аванс любой новой власти. Любой новый правитель в Грузии имеет некую «подушку безопасности» в несколько месяцев. И в течение этого срока рейтинг «Грузинской мечты» будет либо сохраняться, либо повышаться. Если расчет был на это, то они своей цели достигли.
— Конец 2015 года ознаменовался целой серией интересных и знаменательных событий. Я имею ввиду визалиберализацию с ЕС и последовавшее вслед за этим заявление Москвы об упрощении визового режима с Тбилиси. Не является ли этот шаг Кремля также некой составляющей предвыборной кампании «Грузинской мечты»?

— Правительство Грузии давно ведет консультации с Москвой по этому поводу. Вопрос свободного передвижения граждан – наиболее болезненный, если не считать оккупированных территорий. Так как все это связано с бытовыми проблемами не менее чем миллиона человек в Грузии. И это возможность для Москвы применить мягкую силу. Это вопрос влияния на грузинское общество. С одной стороны, это, конечно, выгодно Москве. С другой стороны, это выгодно грузинскому правительству, потому что все неудобства, которые испытывают граждане Грузии, в конечном счете, сваливают на правительство. Независимо от того, объективны эти причины или непреодолимы. И если часть грузинских граждан почувствует какое-то облегчение в своих бытовых делах, власти от этого только выиграют.

— А почему Москва не отменила визы полностью, а лишь частично упростила их получение?

— Действительно, Москва применила полумеры. Думаю, Россия просто держит безвизовый режим в резерве для того, чтобы решить более важные стратегические вопросы в отношениях с Грузией – в первую очередь это касается восстановления дипломатических отношений. В данный момент другого рычага влияния на Тбилиси у Москвы нет. Это один из главных моментов, который сдерживает Россию. Конечно же, Россия хочет войти в конкуренцию с Европейским союзом и не уступать в возможности влияния, потому что ЕС, предлагая Грузии безвизовый режим, тоже увеличивает свое влияние на общество и правительство.

Второй вопрос, из-за которого Россия пока не отменит визовый режим, тоже касается традиционной российской политики – экспансии «русского мира» в странах, расположенных по периметру России через паспортизацию. Многие граждане Грузии, которым нужно часто выезжать в Россию по своим личным делам, вынуждены принимать российское гражданство. Никакого отношения к политике это обычно не имеет и для них это чисто бытовая необходимость. Но через увеличение граждан Российской Федерации в Грузии, Москва приобретает преимущества, связанные с ее политикой «защиты своих граждан» в других странах. Это дает ей возможность, апеллируя к большому количеству своих подданных, проживающих на территории Грузии, вмешиваться в грузинскую политику, влиять на нее. Она приобретает моральное право диктовать Грузии ее ориентацию, какие-то внешнеполитические решения. И лишиться этого компонента мягкой силы она не хочет. А в случае введения безвизового режима потребность в российских паспортах попросту отпадет. Вот эти две вещи, на мой взгляд, и останавливают Путина от того, чтобы сделать такой шаг.

«Вопрос, из-за которого Россия пока не отменит визовый режим, касается традиционной российской политики – экспансии «русского мира» в странах, расположенных по периметру России через паспортизацию».

— У Москвы было очень много времени на то, чтобы сделать шаг навстречу Тбилиси. Почему именно сейчас? Это ответ ЕС?

— Да, конечно, какой-то ответ из Москвы должен был последовать, чтобы не произошло резкого разворота. В России прекрасно видят, что в результате активной пропаганды, которую Россия ведет по всему миру и, в частности, в Грузии, удалось склонить часть населения к ориентации в сторону Евразийского союза и т.д. Это момент, когда большинство населения делает выбор не до конца осознанно. Это связано с эмоциями, с каким-то информационным полем и когда это информационное поле стало очень проевропейским после объявления решения Еврокомиссии, Россия вклинилась заявлением Путина в это поле и частично оттянула интерес на себя. Это информационная война. Это может не иметь долгосрочных последствий или целей, но в этот момент нужно было разбавить проевропейские настроения. Но, повторюсь, Россию очень не устраивает предоставление гражданам Грузии безвизового режима не получив взамен ничего существенного, вроде восстановления дипотношений.

— Зачем России понадобилось восстанавливать дипотношения с Грузией именно сейчас?

— России давно это нужно. Ее устраивал разрыв дипломатических отношений с Грузией только в момент признания независимости Абхазии и Южной Осетии. Это дало ей хорошую почву для того, чтобы принять любые недружественные решения в отношении Грузии. Но как только это произошло, Россия начала пытаться восстановить дипотношения. Чтобы таким образом Грузия смирилась с новыми реалиями. Отмена эмбарго на наши товары, ослабление визового режима – это планомерная стратегия восстановления влияния на Грузию. Однако с грузинской стороны восстановление дипотношений на данном этапе невозможно. Если бы Россия сделала хоть какой-нибудь шаг, даже не восстановление территориальной целостности Грузии, но хотя бы, допустим, вывела бы свои войска из Абхазии и Южной Осетии. Сказала бы: вот, сами договаривайтесь и решайте. Если хотя бы на таком уровне Россия сделала бы позитивные шаги, то она могла бы рассчитывать на восстановлении дипотношений. Но в данном случае, когда наращивается военное присутствие России и заключаются договоры, которые фактически интегрируют все структуры безопасности и реальные структуры власти на этих территориях в российские, происходит практическая аннексия этих территорий, то говорить о восстановлении дипотношений нереально. Ни одно правительство в Грузии не посмеет пойти на такой шаг.

— Кстати, о наращивании военного присутствия. Если конкретно остановиться на Южной Осетии и на «Искандерах», которые там появились, что стоит за этим шагом?

— Россия всегда смотрела на Кавказ как на плацдарм для охраны своих южных рубежей. И, конечно же, на фоне обострений с Турцией, Россия демонстрирует свою военную мощь и пытается усилить этот щит. Или меч – в современных условиях эти понятия уже сливаются. В первую очередь это, конечно, усиление регионального влияния. С одной стороны мы видим, что тактические ракеты были размещены в Сирии, сейчас вот в Южной Осетии. То есть Турция, получается, окружена с двух сторон. И даже с трех. Крым – очень важное приобретение для России с точки зрения военной стратегии. Оттуда свободно можно атаковать турецкую территорию и контролировать воздушное пространство. Думаю, Россия хочет максимально зафиксировать свое военное преимущество, где только это возможно. И в этом нет ничего нового. Российская политика издавна делала ставку на такой подход. И с приходом Путина к власти этот подход обрел новую жизнь. Ведь военное преимущество дает преимущество в других областях – в дипломатии, переговорах, в каких-то экономических моментах. Так что размещение «Искандеров» не рассчитано на то, чтобы запугать Грузию, но заодно можно и Грузию запугать. Тут главный адресат Турция и, возможно, Карабах. Азербайджан в последнее время как-то склоняется к двойной игре и лишний раз показать зубы для России может быть не лишним. В случае возобновления конфликта в Карабахе, особенно на фоне разговоров о военном союзе Азербайджана и Турции, Россия должна обеспечить себе возможности не допустить захвата Карабаха. Потому что в таком случае она полностью утратит рычаги влияния в регионе. В этом случае Россия может осуществить две вещи. Первое – игнорировать суверенитет Грузии и переправить свои войска прямиком в Азербайджан и Армению. И второе – угрожать своими ракетами. А «Искандеры» в Южной Осетии могут достичь любой точки на Южном Кавказе.Далее…

11 months назад