Одиночество одиноких во время пандемии

Одиночество одиноких во время пандемии

Пандемия коронавируса для одиноких людей пожилого возраста стала приговором – они еще больше чувствуют одиночество, недостаток внимания, и опасаются за здоровье.  Представителям группы риска нужна особая помощь, но в Ниноцминдском муниципалитете её многим не оказали.

Айастан Абдулкян больше 13 лет, после кончины мужа, живет одна. В одноэтажном доме все комнаты закрыты и в одной стоит печка. В этой комнате 82 летняя женщина проводит весь день, готовит еду и спит, экономит на всём. В комнате стоит телевизор, но Айастан его почти не включает. Она настолько отвыкла от человеческого общения, что уже и телевизор кажется лишним. То что во внешнем мире что-то резко изменилось она узнала от людей, которые пришли ей сообщить о пандемии и о новых ограничениях. Говорит, что это были полицейские.  

«Я слышала, что существует болезнь, и когда выходим на улицу должны носить маску. Целый̆ день я одна дома, у меня никого нет, и я никуда не выхожу. Конечно, очень трудно жить одной. Никого нет, чтобы поговорить с кем-то, но что делать, такова судьба».


82 летняя Айастан Абдулкян жительница села Эштия

Айастан редко выходит из дому, в основном за пенсией или в магазин, в этих случаях носит маску. К соседям в гости не идёт и к ней никто не заходит. Пандемия её одиночество сделало более суровым. Помощи не ждёт не от кого. Живёт в селе Эштия Ниноцминдского муниципалитета, где несмотря на возраст держит корову и занимается сельским хозяйством.

«Летом высушиваю кизяк, чтобы зимой̆ топить. Недавно лиса задушила пятерых кур. Что делать, живу со своими проблемами и заботами. Телевизор редко смотрю, в основном я работаю, смотрю за хозяйством, убираю дом. Если брат был-бы жив, мы бы жили хорошо, и не нуждались-бы в помощи от государства. Всё вокруг подорожало, вся пенсия уходит на продукты питания. Спасибо богу, что и это есть».

Несколько лет тому назад в доме Айастан благотворители провели природный газ, а жители села помогли провести воду. Государство увеличило пенсию пенсионерам до 70-ти лет на 20 лари, а старше 70 лет – на 25 лари. С надбавкой для высокогорных сёл (20%) пенсия людей за 70 получается 330 лари. Начиная с января социально необеспеченным семьям, в рамках Антикризисного плана, выплачивается временное (шесть месяцев) пособие в размере 100 лари.  Айастан Абдулкян социальную помощь от государства не получает, как и все одинокие люди её возраста с пенсией 330 лари. Соответственно, ей не полагается и временная помощь.


Айастан Абдулкян ухаживает за курами и держит карову.

Карантинные меры становятся испытанием для тех, кому за 65. Многие одинокие пожилые люди не могут выйти из дома и зависят от внешней̆ помощи.

Азнив Саакян одна из тех, кто нуждается в помощи со стороны. 80-летняя женщина живет в селе Тория Ниноцминдского муниципалитета. После смерти мужа осталась одна. На улицу практически не выходит. Ей помогают близкие.

«Конечно очень трудно жить одной, ни с кем не общаться. Все мои пятеро детей находятся за границей. Я поехала к детям, четыре месяца осталась, но не смогла там жить, вернулась обратно. Болят суставы, на руках часто появляются шишки. Здесь в селе хорошо, выхожу в огород, присматриваю за хозяйством, держу кур и так проходит время».


Азнив Саакян жительница села Тория.

Азнив Саакян, как и Айастан Абдулкян, живет на пенсии, 330 лари. Помощи от социального агентства не получает. Каждый̆ месяц 100 лари уходит только на лекарства, хотя на жизнь она не жалуется.

Детей и внуков не видела почти два года. После того как закрыли границы, они общаются только по телефону. Пандемия у неё забрала самое дорогое, – общение с самими близкими для нее людьми.    

«Плохо что не могут приехать, границы закрыты, это все из–за вируса. А так, когда границы были открыты всегда приезжали. Внук купил тонометр, научил измерять давление. У меня хорошие дети, внимательные».

   


Азнив Саакян страдает от гипертонии

Для Азнив опорой стала невестка родственника, которая живет рядом. Она делает ей уколы, покупает продукты. Хотя ее и другие односельчане не оставляют без внимания. 

«Молодёжь села тоже помогает, приходят спрашивают, в чём нуждаюсь, в селе люди хорошие».


Азнив Саакян в собственном доме.

В отличии от Айастан Абдулкян Азнив любит смотреть телевизор. Оттуда и получает информацию о Коронавирусе. Знает, что выходить без маски нельзя, старается быть осторожной. Говорит, что не боится ни смерти, ни вируса.

«Пусть молодым будет хорошо, чтоб не болели, а я уже прожила свою жизнь достаточно».

Молодежь села Тория в  2021 году оказала помощь одиноким пенсионерам в виде продуктов питания, среди них и Азнив. Такого внимания удостоились далеко не во всех селах Ниноцминдского муниципалитета. Про них даже по праздникам не вспоминают власти, а благотворительные организации и группы волонтеров во время пандемии активно работают в основном в больших городах. 

Во время пандемии COVID-19 офис Красного Креста Грузии раздал предметы гигиены и продуктовые посылки пожилым людям в 29 городах по всей стране, а также поделился рекомендациями и советами, связанными с коронавирусом. Однако такая помощь не была оказана в Ниноцминдском муниципалитете.

В отличии от Ниноцминда, филиал Красного Креста открылся в городе Боржоми. Во время пандемии коронавируса волонтеры помогали социально необеспеченным, одиноким пенсионерам и людям с ограниченными возможностями, так как именно они подвергались самому высокому риску.

Представитель Красного креста в Боржоми Хатуна Багаури рассказывает, что волонтеры в каждом супермаркете просили покупателей̆ купить по одному продукту больше и этим помогали н представителям Риск-группы.

«В самом начале мы начали работу информационной акцией. Мы раздавали плакаты, карточки с информацией̆ о коронавирусе. В супермаркетах были собраны разные продукты, которые мы распределяли и передавали нуждающимся. По мере возможностей помогали также по дому, кололи дрова, носили воду, убирали снег, привозили лекарства».

В целом филиал Красного креста города Боржоми, в городе и ближайших сёлах помог более 300 семьям.

«Наши волонтеры прошли соответствующие тренинги. При раздаче продуктов питания соблюдали все нормы: были в масках, в специальных халатах. Список нуждающихся людей получили от отдела социальной помощи мэрии. В этом деле нам очень помогли и работники мэрии горда Боржоми».

В социальной службе мэрии Ниноцминда говорят, что и они проводили разные благотворительные мероприятия, куда были включены и одинокие пожилые люди. В рамках акции им были переданы продукты питания. В праздник Нового года 90 человек получили помощь в виде продуктов питания. Среди них были как одинокие пенсионеры, так и социально необеспеченные семьи, которым было передано по одному мешку макарон. Это все, в бюджете Ниноцминдского муниципалитета на 2020-2021 год не предусмотрены программы помощи одиноким пожилым людям.

По словам начальника службы социального обеспечения мэрии Ниноцминдского муниципалитета Армена Дарбиняна, в период пандемии в помощи нуждаются не только одинокие, но и многодетные семья, люди с ограниченными возможностями.

«В нашем социальном пакете конкретно нет статьи для помощи одиноким старикам. Мы помогаем семьям или лицам, которые являются социально необеспеченными на основе баллов, что предоставляет социальное агентство», – говорти Армен Дарбинян.

В социальной службе даже нет информации о том, всего сколько одиноких пенсионеров в Ниноцминдском муниципалитете, так как многие из них не состоят в социальной программе и не получают никакой помощи от государства.

По всем статьям службы социального обеспечения мэрии Ниноцминдского муниципалитета за три месяца 2021 года оказала одноразовую помощь около 800 человек. За весь 2020 год одноразовой помощью по разным статьям воспользовались 1 400 человек. В этих списках нет одиноких пожилых людей с пенсией в размере 330 лари.

Многие одинокие люди в Ниноцминдском муниципалитете живут с надеждой, что все скоро пройдёт и границы откроются, они наконец-то смогут повидаться с близкими. У многих серьёзные проблемы со здоровьем, и даже поход в ближайщий магазин для них становится настоящим испытанием.

Люди старше 65 лет и сегодня подвергаются самому высокому риску заболеванию коронавирусом. И показатель смертельного исхода самый высокий именно в этом возрасте. Чтобы защитить своих пожилых граждан, почти во всех странах мира после медицинского персонала, начали делать прививку людям, представляющим риск-группу. С 25-ого марта базы регистрации для людей старше 65 открылись и в в Грузии. Айастан Абдулкян об этом ничего не слышала. Никто не спешит донести до нее и подобных ей одиноких людей информацию о вакцинации. Азнив Саакян чуть больше знает о начатом в стране процессе, хотя прививку делать не собирается, говорит, что не видит в этом смысла в её возрасте. Пока до пожилых людей донесут информацию о единственной к этому времени защите от вируса – вакцинации, остается одно – еще больше свыкнутся с одиночеством, сохранять дистанцию при редком общении, соблюдать все нормы превенции коронавируса и наедятся только на себя.