Что произойдет, если США признают Геноцид армян? — Взгляд из Армении

Что произойдет, если США признают Геноцид армян? — Взгляд из Армении

Фото из архива

Президент США Джо Байден заявил о геноциде армян. Какие это будет иметь последствия для региональной политики США?

24 апреля 2021 года в ежегодном обращении, посвященном резне армян в Османской империи во время Первой мировой войны, недавно избранный президент США Джозеф Байден охарактеризовал эти события как геноцид. Это обострило отношения между Турцией и США, а также поставило ряд вопросов — неужели теперь Турция и США больше не союзники? И означает ли это, что теперь фокус в американской региональной политике будет делаться на Армению?

Может быть, это означает, что Белый Дом изменил методологию и стал уделять меньше внимания realpolitik и будет теперь следовать поискам исторической правды, пытаясь исправить мир исключительно из идеологических соображений? Если же это просто успешный лоббинг армянской общины в США, может это означает качественное изменение баланса сил в американской политике, знаменующее рост влияния армянской диаспоры? Наконец, может это вообще ничего не значащее событие и оно не будет иметь никаких последствий?

Разобраться с этими вопросами важно, поскольку, хотя говоря о Геноциде армян, мы обсуждаем прошлое, но решения США по этому вопросу как раз будут влиять на будущее, влияя на политику в долгосрочном плане.

Признали ли США Геноцид армян?

США — президентская республика, и от решения президента в этой стране многое зависит. Учитывая, что армянская диаспора долгое время вела борьбу за то, чтобы президент все же произнес это слово, следует предположить, что оно для нее важно. Но в действительности, этот шаг можно расценивать лишь как промежуточный в процессе признания Геноцида. В частности, для полноценного признания геноцида, необходимо, чтобы его признали обе палаты Конгресса и заверил своей подписью президент.

13 декабря 2019 года Конгресс уже принял резолюцию о признании геноцида армян. На очереди — Сенат. 24 апреля 2021 года президент сделал соответствующее заявление, что означает, что с большой вероятностью документ, попавший к нему на стол, будет подписан.

Попытка признания Геноцида армян — не уникальный эпизод; отдельные акты признания имели место в 1975-85 гг. Тогда эпизодически президент и Конгресс делали соответствующие официальные заявления. В 2007 году была предпринята попытка признания, но она в конечном счете оказалась неудачной. Все перечисленные события имели качественные отличия от нынешних, в частности, в том, что тогда это были не очень-то связанные друг с другом акты, Республика Армения не была независимой, а сейчас это уже можно назвать целостным процессом. Так что Байден не признал Геноцид армян, но серьезно приблизился к этому.

Что заявление Байдена говорит нам об американской политике в регионе Южного Кавказа и вокруг?

В американской политике в отношении нашего региона есть серьезные различия на партийном уровне. Если у власти республиканцы, то эта политика оказывается в большей степени основана на интересах военно-промышленного комплекса, нефтяного лобби и американского гегемонизма. Такая политика строится на усилении сотрудничества с Турцией, противостоянии с Россией и Ираном, направлена на поиск доступа американских компаний к разработке нефтегазовых ресурсов (Ирак, Азербайджан), а также усиление американского присутствия в Центральной Азии.

В регионе Южного Кавказа это все образует целостную картину, в рамках которой США поддерживают Турцию, строят свою политику вокруг нее, а также симпатизируют Азербайджану. В этом комплексе растет значение и Грузии, как важного связующего звена коридора «Запад-Восток». Вместе с тем, для Грузии растут и риски, поскольку в таких условиях она привлекает больше внимания со стороны России. Такой была политика Джорджа Буша, такой была политика и Дональда Трампа. С одним важным отличием — из всего вышеперечисленного комплекса, был снят «антироссийский» компонент. Причиной тому было усиление Китая, а также идеологический сдвиг в США.

Именно поэтому, США никак не осудили Турцию за поддержку Азербайджана в развязанной им войне против Нагорного Карабаха. Также, США не воспротивились российской миссии в этом регионе после окончания войны. Сам Азербайджан торопился успеть провести военную операцию в пределах каденции Трампа.

Теперь рассмотрим позицию демократов. Со стороны может показаться, что эти различия несущественны, но они все-таки есть. Их внешнеполитическая позиция — не американский гегемонизм, а либеральный интервенционизм, что подразумевает политику, основанную на ценностях, а не интересах. Среди этих ценностей ключевое место занимают права человека, которые, как мы знаем, нарушаются в петро-государствах. Турция также один из самых больших нарушителей, содержа в тюрьмах наибольшее среди всех стран мира число журналистов. Эрдоган исламист, что не очень хорошо сочетается с секулярными подходами демократов.

Что касается трубопроводной политики, то для демократов она не приоритетна. Они не против российских трубопроводов (таких как Северный поток 2), не против восстановления отношений с Ираном, что в значительной мере меняет внешнеполитический контекст в регионе. Если республиканцы представляют собой то, чем была Америка изначально — белое протестантское англосаксонское ядро, то демократы — коалиция меньшинств, изрядно выросших в числе в последнее время.

Стоит отметить очень интересную дихотомию американских евреев и Израиля во внешней политике США. Республиканцы поддерживают Израиль, а демократы, опять же исходя из вопроса прав человека, поддерживают Палестину. Но в то же время, еврейское лобби США сконцентрировано в среде демократов, и оно с одной стороны нейтрализует антиизраильские действия администрации, но с другой, может напрямую давить на Израиль с требованием послаблений палестинцам.

Еврейское лобби в США комплементарно армянскому лобби. Часть депутатов Конгресса могут одновременно входить и в армянское, и в еврейское, и в греческое лобби, или как минимум поддерживать инициативы друг друга. Сейчас мы видим, что это сотрудничество действительно происходит. В вопросе резолюции по Геноциду армян от 2019 года сложился двухпартийный консенсус между республиканцами и демократами.

Это же сказывается и на политике в отношении стран региона. Демократы более склонны поддерживать Армению в сравнении с Азербайджаном. Это вызвано как тем, что сейчас у власти в Армении силы, которых демократы поддерживали еще давно, так и тем, что в регионе сложился опасный прецедент разрешения вопросов путем использования силы, и турецкое давление необходимо сбалансировать. Давление на Турцию будет постепенно расти; открытое недовольство высказывает и Франция, причем это совсем не из-за армянских избирателей Макрона или воспоминаний о песнях Шарля Азнавура.

Что будет, если США окончательно признают Геноцид армян?

Армении вряд ли следует ожидать хороших новостей в этом вопросе. Пока американцы достаточно сильны, они будут лавировать и пытаться балансировать интересы региональных игроков, в том числе Турции. Только лишь уступив первенство, американцы могут всерьез заняться исторической политикой.

Верно это и в отношении американо-турецких отношений — пока американцы сильны, они могут оказывать на Турцию решающее влияние. Но когда международное влияние США ослабевает, сильнее всего это ощущается как раз в таких регионах как Ближний Восток, где пересечение интересов очень интенсивное и сохранять влияние очень тяжело. Сегодня американское влияние на Турцию снизилось, в Турции все чаще говорят о том, что она должна начать формировать собственный полюс силы, опираясь на османское наследие. Это, в свою очередь, приводит к раздражению самих США, делая признание Геноцида на государственном уровне более вероятным, также как и окончательный разрыв с Турцией.

Если же такое произойдет, разумеется, это не приведет к требованиям земельного характера или реституции, то есть по сути, к возвращению на повестку дня «Армянского вопроса» (в его версии 1878-1922 гг.). Но это раскроет путь для исков в американские суды, а учитывая, что вся собственность османских армян была национализирована, во время геноцида было уничтожено до 2000 церквей и 1500 школ, а территориальный вопрос не ушел в прошлое окончательно (в особенности касательно территорий бывшей Российской империи, захваченных Турцией в 1920 году и закрепленных Московским и Карсским договорами), это может сохранить точку напряжения на длительную перспективу.

Для Армении это не только возможность, но и риски, поскольку Турция будет пытаться устранить такой очаг напряженности и, учитывая склонность Эрдогана к военным авантюрам, это повышает риски для Армении. Что касается других региональных стран, то, следует предполагать, что какого-либо прямого изменения здесь не будет. Например, тот же Байден снял 907 поправку к Акту о свободе, что запрещало в прошлом оказывать Азербайджану военную помощь. Сейчас эта военная помощь будет оказываться все более активно. Это произошло почти параллельно с заявлением о Геноциде армян, что говорит об исходном намерении сбалансировать политику.

В отношении же Грузии также изменений ожидать не стоит; Грузия, в отличие от Турции, не пытается поставить американское влияние под вопрос. Даже если Турции и Азербайджану при посредничестве России окончательно удастся «пробить» коридор через Армению, американская политика в отношении Грузии не изменится; напротив, Грузия станет еще более ценным союзником. Но уже для слабеющих Штатов.


Материал Нетгазети.Автор: Грант Микаэлян